Как исключить доказательство заяление о преступлении на прндварительном заседании



Постановление № 1-2-18/2018 от 5 июня 2018 г. по делу № 1-2-18/2018


не судимого,обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст. ,УСТАНОВИЛ:Органом предварительного расследования Кужанкуй О.В.

обвиняется в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, т.е.

совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст. .Предварительное слушание по делу назначено в связи с заявленным в порядке ч. 3 ст. обвиняемым и его защитником ходатайства об исключении части доказательств, не отвечающих требованиям допустимости и возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.В ходатайстве ставится вопрос о признании недопустимыми доказательствами заключения судебно-медицинского эксперта Свидетель №6 № от ДД.ММ.ГГГГ и № от ДД.ММ.ГГГГ, а также протокола допроса судебно-медицинского эксперта Свидетель №6 в связи с тем, что экспертизы проводились без присутствия потерпевшей Потерпевший №1, которая фактически не была осмотрена экспертом, что противоречит Правилам определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденным Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ №, при этом с учетом длительности срока предварительного расследования по делу, такая возможность у органов предварительного следствия была.
3 ст. обвиняемым и его защитником ходатайства об исключении части доказательств, не отвечающих требованиям допустимости и возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.В ходатайстве ставится вопрос о признании недопустимыми доказательствами заключения судебно-медицинского эксперта Свидетель №6 № от ДД.ММ.ГГГГ и № от ДД.ММ.ГГГГ, а также протокола допроса судебно-медицинского эксперта Свидетель №6 в связи с тем, что экспертизы проводились без присутствия потерпевшей Потерпевший №1, которая фактически не была осмотрена экспертом, что противоречит Правилам определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденным Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ №, при этом с учетом длительности срока предварительного расследования по делу, такая возможность у органов предварительного следствия была.

Ничего не мешало эксперту осмотреть потерпевшую и её повреждения, побеседовать с ней. Обе проведенные экспертизы не имеют ни одна к другой никакого отношения, поскольку их назначение грубо противоречит ст. . В нарушение ст. при допросе эксперта вопросы, поставленные эксперту, в ходе экспертиз не исследовались, и ответы на них не могли быть известны эксперту, т.к.

не относились к предмету экспертиз.Ходатайствуя об исключении из числа доказательств всех заявлений и показаний потерпевшей Потерпевший №1, положенных в основу обвинения, обвиняемый и его защитник ссылаются на их противоречивость, лживость, полное несоответствие материалам дела, а также на явно неадекватное поведение потерпевшей с момента её доставления в отделение полиции (её выражение лица, скачки по прутьям решетки, плевки в сторону сотрудников полиции, выкрики, угрозы и оскорбления в их адрес, угрозы причинения вреда себе, попытки причинить себе вред), ставящего под сомнение способность потерпевшей воспринимать события, имеющие значение для дела, и давать о них показания.Кроме того, с учетом вышеуказанного поведения потерпевшей в КАЗ, а также данных о личности потерпевшей, изложенных в её характеристике, в частности лживость, скрытность, конфликтность, агрессивность, склонность к употреблению спиртных напитков, неоднократное привлечение к административной и уголовной ответственности, в ходатайстве ставится вопрос о назначении судебно-психиатрической в отношении потерпевшей Потерпевший №1, а также на проверке её показаний с использованием системы Полиграф.В ходе предварительного слушания обвиняемый Кужанкуй О.В. и его защитник Шипиловский А.В.

ходатайство об исключении доказательств и возвращении уголовного дела прокурору поддержали, ссылаясь на изложенные в нем обстоятельства.Старший помощник прокурора полагал заявленное ходатайство не подлежащим удовлетворению, поскольку все доказательства, об исключении которых ходатайствует сторона защиты, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, обвинительное заключение также составлено в соответствии с требованиями уголовно – процессуального закона, препятствия для рассмотрения уголовного дела по существу отсутствуют.Потерпевшая полагала ходатайство не подлежащим удовлетворению.Выслушав мнение сторон, суд приходит к следующему.В соответствии с ч. 4 ст. суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном ст. ст. , .Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном данным Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (часть первая статьи 74).

Порядок собирания, проверки и оценки доказательств в уголовном судопроизводстве, согласно части первой статьи , регламентируется данным Кодексом, в том числе его статьями 17, 74, 75, 81, 87, 88, 234 и 235.Так, в соответствии со ст.

доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.К недопустимым доказательствам относятся: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.В соответствии с ч.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.К недопустимым доказательствам относятся: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.В соответствии с ч. 1 ст. каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.Разрешая ходатайство в части признания недопустимыми доказательствами заключений судебно-медицинского эксперта Свидетель №6 № от 05 августа 2017 года и №203 от 25 сентября 2017 года в связи с тем, что они проведены без участия потерпевшей, суд находит его не подлежащим удовлетворению в связи со следующим.Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 года N 522 утверждены Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее — Правила).Согласно п.

6 Правил степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется врачом — судебно-медицинским экспертом медицинского учреждения либо индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе.Объектом судебно-медицинской экспертизы является живое лицо либо труп (его части), а также материалы дела и медицинские документы, предоставленные в распоряжение эксперта в установленном порядке (п. 7 Правил).В соответствии со ст.

Федерального закона 31 мая 2001 года N 73-ФЗ

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя.

Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.Вопреки доводам стороны защиты проведение экспертом Свидетель №6 05 августа 2017 года и 25 сентября 2017 года судебно – медицинских экспертиз на основании медицинских документов потерпевшей Потерпевший №1 не противоречит вышеприведенным положениям п.
Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.Вопреки доводам стороны защиты проведение экспертом Свидетель №6 05 августа 2017 года и 25 сентября 2017 года судебно – медицинских экспертиз на основании медицинских документов потерпевшей Потерпевший №1 не противоречит вышеприведенным положениям п.

7 вышеуказанных Правил. Обе экспертизы проведены на основании мотивированных постановлений следователя от 14 июля 2017 года и 17 сентября 2017 года. Заключения даны врачом экспертом, имеющим определенный стаж и опыт экспертной деятельности, соответствующую квалификацию и необходимые познания в области судебной медицины.

Эксперту были разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст.

, также эксперт был предупрежден об уголовной ответственности по ст. за дачу заведомо ложного заключения.

Заключения судебно-медицинских экспертиз соответствуют предъявляемым к ним требованиям и содержат ответы на поставленные перед экспертом вопросы, в том числе о количестве, локализации, степени тяжести, механизме образования установленных у потерпевшей Потерпевший №1 телесных повреждений, то есть отвечают требованиям ст.

, в связи с чем оснований для признания их недопустимыми доказательствами не имеется.Обосновывая ходатайство о признании недопустимым доказательством протоколов допроса эксперта Свидетель №6, сторона защиты ссылается на допущенные в ходе предварительного следствия нарушения положений ч. 2 ст. .В соответствии с ч. 1 ст. следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 данного Кодекса, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения.

Как усматривается из материалов дела, Свидетель №6 как врач судебно-медицинский эксперт допрошена 25 декабря 2017 года и 21 марта 2018 года для разъяснения и уточнения данного ею 25 сентября 2017 года заключения (т.3, л.д.

166-168, 176-179). Вопреки доводам ходатайства, вопросы, поставленные эксперту Свидетель №6 в ходе её допросов, были предметом проведенных ею по делу экспертиз, т.е. нарушений требований ч. 2 ст. при допросах эксперта, следователем не допущено. Показания, данные экспертом Свидетель №6 в ходе её допросов содержание выводов проведенных ею по делу экспертиз не изменили, на них не повлияли.Допрос эксперта проведен с соблюдением требований ст.
Показания, данные экспертом Свидетель №6 в ходе её допросов содержание выводов проведенных ею по делу экспертиз не изменили, на них не повлияли.Допрос эксперта проведен с соблюдением требований ст.

, протоколы её допросов соответствуют требованиям ст. .При этом суд обращает внимание на то, что стороной защиты ни в ходатайстве, ни в ходе предварительного слушания не конкретизированы вопросы, которые, по и мнению обвиняемого и его защитника, следователь не вправе был ставить перед экспертом в ходе её допросов.Ходатайство стороны защиты в части признания показаний потерпевшей Потерпевший №1 и всех её заявлений недопустимыми доказательствами в связи с содержащимися в них противоречиями, не соответствием всем материалам уголовного на данной стадии судебного производства разрешить по существу не представляется возможным, поскольку для его разрешения необходимо исследовать и оценить большинство собранных по делу доказательств в их совокупности, что возможно лишь на стадии рассмотрения уголовного дела.При таких обстоятельствах спорные доказательства подлежат исследованию во время судебного разбирательства и оценке на общих основаниях.Уголовно-процессуальным законодательством закреплен определенный порядок назначения и производства судебной экспертизы (ст.

195 — 203, 205 — 207). Случаи, когда назначение экспертизы обязательно, определены статьей .В силу п.

4 ст. назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания.Как следует из материалов уголовного дела, потерпевшая Потерпевший №1 на учете у врача-нарколога и врача-психиатра не состоит (т.3, л.д. 120). Каких-либо данных, вызывающих какие-либо сомнения в ее вменяемости или неспособности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, материалы уголовного дела не содержат, в связи с чем оснований, предусмотренных п.

4 ст. , для назначения судебно – психиатрической экспертизы потерпевшей, о чем ходатайствует сторона защиты, не имеется.Поддерживая ходатайство в части возвращения уголовного дела прокурору, в ходе предварительного слушания защитник Шипиловский А.В. помимо ссылки в ходатайстве на грубое нарушение органом предварительного расследования требований УПК РФ, выразившееся в незаконном соединении уголовных дел в отношении Кужанкуя О.В.
помимо ссылки в ходатайстве на грубое нарушение органом предварительного расследования требований УПК РФ, выразившееся в незаконном соединении уголовных дел в отношении Кужанкуя О.В.

и Свидетель №5 в одно производство, сослался на не разъяснение обвиняемому Кужанкую О.В. его прав, предусмотренных п. 9.1 ст.

, а также на неправильное разрешение заявленного им по итогам ознакомления с материалами уголовного дела отвода следователю ФИО4, что по мнению стороны защиты является грубым нарушением норм УПК и является основанием для возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий го рассмотрения судом.Рассматривая ходатайство стороны защиты в данной части, суд приходит к следующему.Статья устанавливает исчерпывающий перечень оснований, по которому уголовное дело может быть возвращено прокурору.

В соответствии с положениями п. 1 ч. 1 ст. судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.Соединение уголовных дел в отношении Свидетель №5, в отношении которого впоследствии, 25 марта 2018 года, уголовное преследование было прекращено на основании п.2 ч.

1 ст. , и Кужанкуя О.В. не препятствует принятию судом решения на основании имеющегося в материалах уголовного дела обвинительного заключения.Поскольку Кужанкую О.В. предъявлено обвинение в совершении преступления против охраняемых законом интересов общества или государства, а также против личности, положения п.

9.1 статьи , на него не распространяются и необходимости в их разъяснении не имелось.В ходе предварительного следствия в соответствии с положениями ст. следователю может быть заявлен отвод, если имеются обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.Как усматривается из материалов уголовного дела, 17 апреля 2018 года обвиняемым Кужанкуем О.В. и его защитником Шипиловским А.В.

по итогам ознакомления с материалами уголовного дела заявлено ходатайство, в пункте 19 которого ими заявлен отвод лицу, проводящему расследование. (т.5, л.д. 47-55).Предварительное расследование по уголовному делу с 22 января 2018 года проводилось заместителем руководителя Усть-Камчатского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Камчатскому краю ФИО16 на которого на основании приказа №56-0 от 30 марта 2018 года на период с 09 апреля по 20 мая 2018 года были возложены обязанности руководителя Усть-Камчатского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по Камчатскому краю (т.

1 л.д. 112, т.5, л.д. 2).17 апреля 2018 года и.о. руководителя Усть-Камчатского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Камчатскому краю ФИО5 вынес постановление, которым отказал стороне защиты в удовлетворении вышеуказанного ходатайства в полном объеме, а также разрешил заявленный лицу, проводящему предварительное расследование по делу отвод (т.5, л.д.

56-61).В соответствии с ч. 1 ст.

решение об отводе следователя принимает руководитель следственного органа, а решение об отводе начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя принимает прокурор. Решение об отводе руководителя следственного органа принимает вышестоящий руководитель следственного органа.В нарушение вышеуказанных требований закона лицо, проводящий предварительное расследование по делу, ФИО5, являвшийся в рассматриваемый период времени исполняющим обязанности руководителя Усть-Камчатского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по Камчатскому краю, не поставив в известность вышестоящего руководителя следственного органа, разрешив ходатайство стороны защиты об отводе по существу, продолжил производство по уголовному делу, а именно по окончании предварительного следствия составил обвинительное заключение, подписал его и направил уголовное дело вместе с обвинительным заключением прокурору.Поскольку заявление отвода следователю является неотъемлемым правом обвиняемого и его защитника, отказ в разрешении данного отвода либо рассмотрение этого вопроса ненадлежащим лицом нарушают право обвиняемого на защиту.Действующий уголовно-процессуальный закон, не устанавливая порядок заявления отвода следователю, не запрещает участникам процесса подавать соответствующее обращение непосредственно следователю, в производстве которого находится уголовное дело.

Следователь в силу сложившихся правил производства предварительного следствия и в силу своих должностных обязанностей о заявленном ему отводе должен сообщить руководителю следственного органа, который вправе разрешить заявленный отвод в соответствии с требованиями ст. .На основании изложенного суд приходит к выводу о том, что составление обвинительного заключения следователем, которому был заявлен и не разрешен по существу в установленном порядке отвод, исключает возможность принятия судебного решения на основе данного обвинительного заключения и дает основания оспаривать законность проведенных следственных действий указанным должностным лицом.Таким образом, поскольку обвинительное заключение составлено с существенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены в судебном заседании, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения, отвечающего принципу законности и справедливости, суд приходит к выводу о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии с п.

1 ч. 1 ст. .На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.

, , ПОСТАНОВИЛ:Уголовное дело в отношении Кужанкуя Олега Владимировича, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.

«а» ч. 3 ст. возвратить Усть-Камчатскому межрайонному прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.Меру пресечения Кужанкую О.В. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения. Настоящее постановление может быть обжаловано в Камчатский краевой суд через Усть-Камчатский районный суд в течение 10 суток со дня его вынесения.