Номер части кантемировской дивизии 12 полк



Как я служил водителем в армии. Вся правда про Кантемировскую дивизию. Взгляд изнутри.Продолжение. Часть 2


440 Довелось мне служить срочную в конце 80х, в РВСН, на охране боевых стартовых позиций. Вернее, первые полгода мы ничего не охраняли,а медленно «вешались» в сержантской школе,но к моменту выпуска я ,как и большинство из моих сослуживцев, одевали ОЗК за 40 сек.

и легко могли бы в сапогах выполнить нормы 1 разряда по легкой атлетике.

После распределения в части началось несение боевого дежурства. Заступали по 2 человека(сержант +солдат) на боевую стартовую позицию (чаще всего отдаленно,в лесу) и в практически полной изоляции(закрыты снаружи, легально выйти невозможно) по 3-4 дня,а зимой стабильно по 7 дней дежурили.

Поначалу было очень интересно,но спустя полгода дежурства стали обыденностью,а через год — в тягость. И самое тяжелое — это безделье между сменами,да и во время смены за пультом тоже.

Если бы мне в «учебке» сказали,что я буду через год воротить нос от безделья,то я бы рассмеялся этому человеку в лицо. И вот,стал я заступать на дежурства. Поначалу ,между сменами ,как и многие другие просто спал. Но ,как оказалось ,спать по несколько дней даже такому существу, как солдат или сержант не всякому под силу.

Но ,как оказалось ,спать по несколько дней даже такому существу, как солдат или сержант не всякому под силу.

Затем занял себя изучением технической части и многочисленного оборудования . Спустя время это надоело,хотя неплохо поднаторел в этом , я увлекся кулинарными изысканиями .

На дежурство выдавался приличный комплект продуктов. На кухне была плита,холодильник,раковина.

Мы с напарником ,помимо всего, накануне затаривались картошкой, луком. В солдатском магазине покупался джем и томатный соус(там особо выбора и не было).

Готовили все: котлеты из тушенки,голубцы,борщ,блины из макарон и.т.д. Как то приехавший внезапно к нам с проверкой замполит ,из числа дежурной смены, увидел наш стол и охренел.

Через некоторое время кулинарное творчество уже надоело и мы вернулись к тому,что побыстрее приготовить ибо лень. Потом ударился в чтение. Доступных книг много не было,но в библиотеке брал стопками «Новый мир» . Один из моих напарников пробовал Ленина читать,но не осилил. На многих караулах жили коты,командование не запрещало.

На многих караулах жили коты,командование не запрещало.

Бедные животные, их вечно тискали,откармливали,дрессировали, один мой сослуживец пошил вручную коту солдатскую форму из старой гимнастерки. На дежурствах ,между сменами каждый выживал как мог : изготовление «дембельского» альбома весом в 5 кг, пошив вручную одежды и головных уборов,рисование(боевые листки и голые женщины в т.ч.),чтение,сочинение песен и стихов, беспощадный тюнинг парадной формы,доходящий порой до абсурда ,изготовление браги и самогона,отжимание и подтягивание,пение песен по громкоговорителю(со стороны жутковато воспринимается),изготовление всяких сувениров и.т.д. Да чего уж там,я даже книгу пробовал писать.

Начал красиво, в стиле Жюль-Верна и Д.

Лондона ,в итоге скатился в в порнографический рассказ. Позже, перед демобилизацией , находясь в части около месяца,я поймал себя на мысли,что бегать на зарядку мне почти нравится, ходить в столовую три раза в день — вообще замечательно, не говоря о общении с друзьями -сослуживцами. Даже обычный армейский дурдом уже воспринимался философски и гораздо легче ,чем вынужденное безделье.
Даже обычный армейский дурдом уже воспринимался философски и гораздо легче ,чем вынужденное безделье.

Эмоции 46 История про одного «дикого» майора, присланного в военную часть, который хотел навести порядки и довыделывался. Есть текст, есть видео. Кому как удобней. Служил я с 1989 по 1991 год, в Латвии.

На тот момент Советский Союз трещал по швам, и некоторые республики требовали суверенитета. Латвия была одной из таких республик.

Моя служба, в качестве сержанта, проходила в ракетной части ПВО и мы постоянно заступали на боевое дежурство по охране балтийского рубежа нашей родины. А как известно, самолёты нашего потенциального противника то и дело цепляли своим империалистическим крылом воздушное пространство нашей страны.

Нас постоянно поднимали по боевой тревоге и объявляли готовность №1. И как назло, в это самое время в нашу часть прислали нового замполита. Командир части построил весь личный состав на плацу и официально представил майора.

С самого первого момента этот майор во всеуслышание заявил «Я намерен бороться с неуставными отношениями среди военнослужащих. Я сделаю из этого болота образцовую часть!» Новый замполит сразу же начал воплощать свою идею в жизнь.

Он провёл беседу со всеми вновь прибывшими молодыми бойцами и объяснил, что никто не имеет права заставлять их выполнять какую либо неуставную работу.

Если кто-то из старослужащих будет применять к молодым грубую физическую силу, сразу сообщать ему, а он в свою очередь постарается сделать так, чтобы обидчика поместили в дисбат. Буквально через пару дней, все молодые бойцы, воодушевлённые покровительством замполита начали посылать не только сержантов, но и офицеров в пешее эротическое, периодически, по незнанке путая неуставные и уставные отношения.

Понятно, что старики не собирались делать работу за молодых. В общем, в части воцарилась анархия.

Тогда этот майор, осознав, что перестарался конкретно в этом вопросе, собрал всех стариков и сказал

«Ну-у-у… давайте, молодых ставить на место, но без синяков, а то настанет полный трындец»

. Баланс сил в части восстановили немедленно.

Но замполит был настолько преисполнен идеей что-то в этой части изменить, что решил зайти с другой стороны. Майор постоянно посещал все рабочие места военнослужащих и старался как можно сильнее их отвлекать своими заданиями «на случай военных действий». Например, однажды он зашёл на кухню и громко сообщил «Бойцы!
Например, однажды он зашёл на кухню и громко сообщил «Бойцы!

На кухню совершено нападение диверсионной группы, ваши действия?» Бойцы заметались по кухне пытаясь придумать какие-нибудь правдоподобные действия.

Майор несколько минуть наблюдал на этот хаос с ехидной улыбкой, а после того как все успокоились, прочёл им 2-часовую лекцию о том как нужно себя вести в подобном случае.

Пока он читал лекцию и давал советы, время на приготовление еды было упущено и вся часть осталась без обеда. И подобных выходок со стороны замполита было огромное множество.Однажды замполит решил самостоятельно проверить качество несения караульной службы и лично (Не предупредив никого) вышел на охраняемый пост навстречу часовому.

Часовой как и положено действовал по уставу (стой кто идёт, стой стрелять буду, выстрелил вверх), забегая вперёд скажу, в результате замполиту пришлось лежать в луже больше 20 минут. После того как майор упал лицом в землю, часовой сообщил в караулку о происшествии и пояснил кого он держит под прицелом. Так как замполит уже порядком всем осточертел, начальник караула принял решения не спешить выдвигаться на пост.

По прошествии некоторого времени караульный расчёт во главе с начальником караула и приглашённым начальником части прибыл на место для выяснения обстоятельств.

Соблюдая все положения караульного устава, замполит был освобождён от опеки часового.

Начальник части, хихикая, препроводил замполита в штаб части для дальнейшего разбирательства. Начальник караула поинтересовался у часового «А что, обязательно майора было в лужу класть?» Но часовой утверждал, что до контрольного выстрела вверх, лужи не было.

Обсудив данный курьёз и посмеявшись над этим, каждый продолжил выполнение своих обязанностей!Справедливости ради скажу, позже часовому объявили благодарность и отправили в отпуск домой сроком на 10 дней.

В принципе, это не единственный случай когда замполит творил похожую дичь, просто обо всём рассказывать слишком долго, да и наверное не все случаи будут интересны. Точкой в этой истории стал пожарный инцидент.Был тёплый сентябрьский день рядовой состав лениво разбредался по лавочкам после сытного обеда и ничего не предвещало беды. Дневальный стоявший на тумбочке, героически боролся со сном стараясь не упасть и изредка поглядывал на решётку оружейной комнаты, как вдруг распахнулась дверь казармы и в помещение стремительно ворвался замполит.

Сон моментально улетучился и дневальный скороговоркой выпалил заученный текст «Смирно! Дежурный по роте на выход. Товарищ майор, за время несения службы нарушений не выявлено!» Дверь каптёрки резко распахнулась и оттуда выбежал заспанный сержант (Дежурный по роте).

Не обращая внимания на сержанта, Майор прямо с ходу затараторил глядя на дневального: «Боец, вводная! В оружейной комнате пожар, твои действия»?

Дневальный начал судорожно объяснять,

«Ну, это… нужно громко объявить личному составу, находящемуся в казарме, получить ключи от оружейки у дежурного по части и приступить к тушению пож…»

Майор вплотную придвинулся к дневальному и крикнул ему прямо в лицо «Я не вижу ваших действий, солдат!» Ошалелый от натиска майора дневальный кинул взгляд на дежурного по роте. Сержант одобрительно кивнул.Дневальный резко снял со стены огромный огнетушитель, одним движением сбил замок с решётки оружейной комнаты, перевернул огнетушитель, ударил клапаном об пол и шагнул в оружейную комнату, гордо держа огнетушитель перед собой.-Сто-о-ой!

— судорожно размахивая руками, закричал майор, неожиданно осознав что сейчас произойдет. Но, в этот момент из сопла огнетушителя вырвалась тугая, белая струя пены и устремилась вперёд. Дневальный просто не услышал этот окрик.Замполит впал в легкий ступор, в бессилии опустил руки и молча наблюдал за происходящим.

Дневальный добросовестно залил пеной каждый сантиметр оружейки. На тот момент в оружейке находилось более четырёхсот единиц оружия разных видов. Там были автоматы и пулемёты калашникова, пистолеты макарова, гранатомёты РПГ с дополнительными зарядами, гранаты, а также бронежилеты, каски и большое количество цинков с патронами.Когда струя пены из огнетушителя прекратилась и он стал просто шипеть, булькая, дневальный довольно оглядел оружейку, убедившись в том, что не пропустил ни одного места где мог бы быть огонь, он бросил огнетушитель, потом несколько раз стукнул свои ладони друг об друга, как бы оттряхивая пыль, развернулся к ошалевшему замполиту и с довольным лицом сказал «Готово, пожар потушен!

Жду дальнейших указаний.» За то время пока дневальный боролся с вымышленным пожаром, дежурный по роте позвонил в штаб и вызвал дежурного по части, командира части и начальника штаба. Начальство войдя в казарму потеряло дар речи. Начальник штаба только и повторял, «Да ёп, да как же… да ёп, да что же…»Позже выяснилось, что в состав пенообразующей жидкости входит кислота.

Это стало понятно по тому, как пена попавшая на оружие, стала постепенно принимать рыжеватый оттенок.

В результате, рядовой состав ещё неделю занимался полной разборкой, чисткой, промывкой и смазкой оружия. Только представьте себе, если бы в этот момент действительно кто-нибудь напал на часть?

Всё оружие выведено из строя.Не буду рассказывать все подробности, тем более что там звучало слишком много ненормативной лексики, скажу лишь одно, замполита после такого действа заслали куда-то в жопу мира, точнее разваливающегося Советского Союза, а если еще точнее — к белым медведям. И мы его больше не видели.А жизнь в нашей части вернулась в своё русло и потекла спокойно и размеренно.

Откуда я в подробностях знаю эти случай? Я как раз и есть тот сержант, который был начальником караула, был дежурным по роте и дежурным по столовой. Большая часть событий происходила на моих глазах.

Показать полностью Эмоции 47 Расчёты обеспечивались питанием лучше, чем «простое население» и даже «обычная пехота».

Не разбегались, имущество не теряли, цели поражали нормально.Когда я учился в институте, у нас была военная кафедра. ВУС у меня ПВОшная. Насколько мне известно, все преподы побывали в разных «горячих точках»: про Корею не скажу, но Вьетнам, Сирия, Египет, Ирак — всё это было. Насколько я понимаю, преподавание в ВУЗе на ВК было этакой синекурой для офицеров, послуживших ТАМ — работа непыльная, выслуга нормально идёт, содержание хорошее, на пенсию — под- или полковником.Были и «вьетнамцы».

О вьетнамцах отзывались исключительно позитивно: отменные вояки, выносливые, хорошо обучаемые, мотивированные, смекалистые, отважные. Не без странностей, но у кого их нет.В качестве примера.

Норматив на сворачивание комплекса — 1 час 45 минут. Вьетнамцы управлялись за 30 минут — сворачивали и покидали позиции. Ибо через 45 минут после отработки американцы превращали обнаруженные позиции в безжизненное пространство.

Правда, кабели тупо рубили, а не отсоединяли и укладывали.

Но кабели — относительно невеликая потеря.

Эмоции 588 Мир меняется, вот уже и в корейской армии солдат кормят готовыми пайками. Мне вспомнился рассказ одного знакомого, который в 70-х годах обучал бойцов сил ПВО Вьетнама.

Далее от первого лица.Вьетнамская армия заточена на войну, в тыловых подразделениях штаты не раздувают, бытовое обслуживание солдат минимальное.

У каждого солдата на форме имеется несколько карманов, застегиваемых наглухо клапанами. Раз в неделю воин получает рис (примечание ТС: не помню какое количество назвал рассказчик, но смысл в том, что весь рис помещается в карманах). Этот рис — единственный продукт, получаемый по снабжению. Никаких полевых кухонь, складов продовольствия, поваров и хлебопёков.Как проходили занятия?

Никаких полевых кухонь, складов продовольствия, поваров и хлебопёков.Как проходили занятия?

Учебный класс оборудован прямо в джунглях — столы, скамейки, доска. Рядом разрезной макет ракеты.

Маскировка — как положено. Когда в ходе занятий я объявил перерыв, вьетнамцы из-за парт сразу врассыпную, на ходу доставая рогатки, какие-то сетки. Собираются после перерыва, тащат кто что: у одного воробей, у другого крыса, у третьего голубь.

Сидят слушают, а сами под столами, не глядя, ощипывают и потрошат добычу. Перерыв на обед: тут же разгорелось несколько костерков (бездымных), в каких-то котелках-банках быстро сварили свою дичь, риса добавили — всё довольные сытые.

Никаких неудобств не ощущают, для них это не экстрим, а жизненные будни.Я сразу понял — американцам их нипочём не победить!

Добавлю от себя. В начале 80-х я слышал такое:

«самые боеспособные армии мира — это американская, потому что страна самая богатая; израильская — потому что воюет постоянно и вьетнамская — потому что несмотря на малочисленность, победила армию США»

.Советская Армия, естественно, особняком: она ж непобедимая и легендарная, как в песне поётся.P.S. Баянометр шибко ругался на вьетнамца с ППШ.

Но уж больно красивая фотка! Показать полностью 1 Эмоции 93 Доброго времени суток, уважаемые пикабушники.Смотрю тема моя хоть и далека от тематики данного сайта (не понятно почему, у сайта как таковой тематики вроде б и нет), но отклик в народе получила. В связи с чем, это мотивировало меня как можно скорее опубликовать следующую часть своей истории.

Хочу немного прояснить формат повествования. Почему 1 часть из 12. По замыслу предполагалось, что 1 часть будет включать себя события на протяжении 1 месяца службы.

Таким образом 12 месяцев на службе равняется 12 частям. Так более структурировано что ли. Одним постом все не напишешь сразу.

Такое количество буков, даже мне сгенерировать за раз довольно проблематично. Ко всему прочему вряд ли найдется много желающих пропустить через себя такую стену текста за раз.

Удобства ради, повествование будет разбито на части.Итак, шла середина ноября.

Я и еще пара десятков моих земляков, которые с легкой руки младшего сержанта Андреева были названы гоблинами, неотвратимо следовали к месту своего дальнейшего проживания.

Уверен, что ни один из нас не представлял себе то место, куда нас везут и где абсолютному большинству из нас предстоит на целый год выйти из зоны комфорта и проявить в полной мере свои лучшие (или не очень) качества.Думаю, что в числе прочего имеет смыл заняться кратким описанием тех персонажей, которые встретились мне на пути. Так или иначе, хоть все и были серой массой, именуемой зеленые гоблины (по цвету формы и по выражению сержанта Андреева), но по отдельности практически каждый был таким кадром, что хоть кино снимай.Начать я думаю, было бы правильно с вышеупомянутого младшего сержанта Андреева.

Сей товарищ, 19 лет отроду, уже отслуживший свой обязательный срок в той части, куда мы направлялись, был типичным представителем человека с нелегкой судьбой и без каких-либо перспектив сделать карьеру где-либо помимо армии. Плохо это или хорошо, судить не стану.

Это реалии нашей страны во все времена. Родился Андреев в российской глуши.

Не знал отца, мать умерла у него чуть ли не в раннем детстве. У кого он там воспитывался я уже сейчас не вспомню. Образования вроде как 9 классов.

Рано познакомился с вредными привычками, которые, впрочем, едва не привели его за решетку. Из рассказа я понял, что какой-то перец, с которым пили вместе, как-то возвращались домой и тот перец решил к нему недвусмысленно пристать, за что получил ножевое от будущего младшего сержанта.

Без разговоров и хладнокровно.

По словам Андреева, дальше у него было два пути.

Тюрьма или армия. Выбор пал в пользу последней. Андреев отслужил положенный год, подписал контракт на еще 2. Несмотря на свой довольно юный возраст и маленький рост, младший сержант отличался довольно суровым нравом и имел явные командирские замашки.

Спорить с ним не хотелось никак от слова совсем.

Ну и про себя он рассказал при всех нас, после отбоя в ночь перед отправкой в часть. И еще, по прибытию в часть Андреев должен был у нас вести КМБ.Ехали мы с пересадкой в Екатеринбурге.

Между поездами было времени часов 4-5. У меня там училась и жила родная сестрюша. Набрал ей из поезда, мол приезжай, повидаемся.

Когда прибыли в екб, ровными рядами прошли в специальный зал ожидания для военных (ни или скорее для военнопленных) и тут медленно потянулось время.

Минут через 20 приехала сестра. Нашлись, поговорили, посмотрела на прочих гоблинов.

С кем-то даже познакомилась, несколько фото на память, короткое прощание ну и поехали мы дальше в поезде до Питера. Хотите знать, как перевозят срочников в поезде? Сразу скажу, все очень организовано.

Все едут в одном вагоне, под зорким присмотром отцов командиров.

Едят по команде, в туалет ходят по команде и спят по команде (конечно нет). По сути, следование к месту несения службы, это еще тот рассос. Делаешь, что хочешь, спишь сколько хочешь, хочешь –играешь в карты с начальством, хочешь читаешь, ешь, куришь, заигрываешь с симпатичными попутчицами.

Только не хулигань и не осложняй жизнь другим пассажирам и все будет отлично. Ты уже по сути военный человек, в форме, но спроса с тебя никакого.Почти всю дорогу (чуть больше суток) я читал книгу и спал. Читал Ника Перумова, первую книгу из цикла «Империя превыше всего».

Легкое чтиво про новобранца далекого будущего, добровольно поступившего на службу к кайзеру, императору человечества (да, там именно такая вселенная).

Занимательное чтиво надо сказать, да и атмосфера армейской жизни описана интересно.

Но речь не об этом.Прибыв в Питер все мы испытывали какие-то новые чувства.

Радовало то, что дорога закончилась, тревожило то, что сейчас начнется нечто другое.Покинув здание вокзала и выстроившись в колонну по два мы стойко и безропотно ожидали транспорт, который должен доставить нас до места, которое впредь должно стать нашим домом на ближайший год.

В течении часа подъехал ПАЗик с черными армейскими номерами, мы загрузились туда и наш путь продолжился. Питерские пейзажи конечно это нечто. Очень многие мои товарищи, как я успел понять ранее не бывали совершенно нигде и у них впечатлений был вагон.

Я тоже до этого в Питере был только раз, да и то… правильнее сказать не в Питере, а в области, г.

Пушкин – молодежный трудовой отряд после 10 класса. Работа в поле, на грядках, за чисто символические деньги.

И по-моему всего 2 или 3 выезда в настоящий Питер. Вобщем в новинку многое было в том числе и мне.

Армия — это то место, где ты можешь посмотреть свою страну совершенно не тратясь на билеты. Но справедливости ради, ноябрьский Питер зрелище по большей части серое и унылое, от того навевающее депрессию.Состояние серости и подавленности было тем сильнее, чем ближе мы были к КПП своей части. Ехали мы уже больше часа. Питер, раннее утро будничного дня.

Вот выехали за город, это стало ясно по тому что многоэтажные человейники сменились пустырями с редкой малоэтажной застройкой, которую чередовала лесополоса, а шоссе сузилось до 2 полос. Еще минут через 30 автобус сбавил ход, спящие гоблины поеживаясь начали расшевеливаться. Автобус въехал на КПП. Серые деревья сменил серой бетонный забор с колючкой поверху.

Ровный асфальт сменило бугристое нечто, отдаленно напоминавшее дорогу, по которой ПАЗик пошел заметно медленнее. Хоть техника шла и по правилам, соблюдая нормы, но у меня было ощущение, что это нарочно. Чтоб я оценил то глубину глубин где проведу ближайший год.

Серые здания, серый забор, растительность без листьев, мелкий моросящий дождь. Безысходность во все поля. Автобус остановился перед серым 4-этажным строением, которое судя по стилю и состоянию было явным ровесником Ленина.Теперь я смог понять наконец, как выглядят 50 оттенков серого. От увиденного настроение на минус 100, депрессия на 2 полных оборота.- Выходим, гоблины – командует младший сержант Андреев.

Мы высыпали из автобуса под моросящий дождь.Здание – ровесник Ленина оказалось казармой, на армейском языке – расположением. Дождавшись команды от своего старлея, гоблины в колонне по одному поднялись на второй этаж расположения.Первым человеком внутри располаги, который встретил молодое пополнение, оказался солдат стоящий на тумбе (дневальный) стоящий на тумбе глядя пустыми глазами перед собой.

Тут же рядом возник еще один солдат со значком «дежурный по роте», отрапортовав старлею что за время дежурства происшествий не случилось, он так же быстро испарился, как и возник.Внутри расположения оказалось тепло и прибрано. На момент нашего прибытия в ней, кроме наряда по роте не было ни кого. Чуть позже мы узнали, что мы как молодое пополнение попали в карантин и проживать будем отдельно от старшего призыва.

Перед тем, как стать тру солдатами нам предстояло пройти КМБ (курс молодого бойца), из него состоял первый месяц службы.КМБ у нас должен был вести бывший ВДВшник сержант Колчин с уже упомянутым младшим сержантом Андреевым.

По крайней мере на ближайший месяц мы были в их полной власти. Они казнили и миловали, запрещали и позволяли, водили с собой везде, спали с нами вместе в одной располаге и играли по своему усмотрению в «три скрипа». Проводили групповые упражнения с личным составом, как например приседания братским хватом, пресс братским хватом, отжимания (хорошо не братским хватом) ну и прочие полезные для здоровья упражнения.

В первый день общения с сержантом Колчиным я понял, что впереди нас всех ожидает незабываемый месяц, полный веселья и всякого рода армейской дурости.Он был не плохим парнем, сержант Колчин. Где-то побывавшим, где-то повоевавшим. Успевшим женится и развестись.

Уйти из армии и вернутся на контракт. На два года меня младше, но половину своей жизни проведшим в армии.

Для него эта среда была родной, а для меня чем-то чуждым.

Не лишним было бы в общих чертах описать место куда я попал.

В целях не разглашения сведений, составляющих гостайну (мало ли чего) расскажу об этом в общих чертах.

Часть представляла собой закрытую территорию на которой располагались следующие объекты: собственно, плац и казарма перед ним метрах в трехстах от казармы здание столовой. Еще метров 200 от столовой баня, слева в 500 метрах от столовой продсклад, за ним учебные корпуса.

С другой стороны казармы – спортплощадка со всякими убийственными снарядами, которым лет было по любому больше, чем любому из офицеров этой части. Дальше в сторону военного городка, который был за территорией КПП, находился клуб с библиотекой и спортзалом.

Состояние данногообъекта недвижимости было между еще не рухнул до уже вот-вот. Слева от учебного корпуса – штаб и рядом с ним святая святых – чепок, где армяне торговали сигаретами и всякими вкусняшками по неебическим ценам. За штабом –склады и парк боевых машин, все это хозяйство растянулось на многие сотни метров и дальше за этим всем – мертвые земли.

Шутка. Просто какая-то брошенная территория.

Которая раньше наверняка тоже относилась к части. Все это огорожено 2 метровым бетонным забором с колючкой типа егоза по верху и двумя вышками с караульными.

Абсолютно все здания серые, убитые, плац в колдобинах как дорога в поволжской деревне. Как-то так.Расположившись и получив постельное нас уже под командованием сержанта Колчина направили в местную столовую. Построившись на плацу, выдвинулись строевым к столовой по большому кругу.

Так как я роста высокого, шел в первом ряду и задавал темп. Скорее всего получалось так себе, хотя… надо смотреть со стороны.

Позже, когда у меня была такая возможность обращал внимание на то, что впереди идущие шеренги еще норм шагают, синхронно.

А ближе к середине и особенно в хвосте – уже разброд и шатание.Дойдя до столовой и выждав свою очередь стали заходить так же по очереди – впереди идущие первые, затем все остальные. Нехваты и борзые пока без очереди не лезли, ссыкотно было.

Только прибыли, борзеть видимо стеснялись.

Заходя в столовую снимаешь бушлат, моешь руки и уже в колонне по одному с подносом идешь собираешь себе харчи. Столовка впрочем, приятно удивила не только своей чистотой, но и разнообразием блюд.

Был выбор из салатов, первых и вторых блюд, бонусом к этому еще консервированные овощи на выбор. А-ля шведский стол. Это ни в какое сравнение не шло с теми помоями, которыми нас пытали на призывном пункте. Вобщем, армия потихоньку начинала нравится, даже возникла мысль, что тут не так уж и плохо.Забыл упомянуть курилку рядом со столовой.

Хотя ничего удивительного в этом нет. Некурящий человек на такие вещи внимания мало обращает.

Но как место общения и обсуждения новостей курилка эта покруче этого вашего твиттера в имевшихся условиях.

Кстати, телефоны при заселении в казарму мы сдали мордатому старшине, который был вроде как главный на нашем этаже. Телефоны сдавались и выдавались только на выходные. Собственно, болтать по ним у нас все равно бы не было времени, потому как вскоре выяснилось, что даже находясь в армии и вроде ничего не делая ты все равно можешь быть очень очень чем-то занят от подъема до отбоя и сильно после отбоя тоже.Началась настоящая армия.

Показать полностью Эмоции 322 Доброго времени суток, уважаемые пикабушники.

Имею желание поделиться своей историей и опытом выживания в столь суровом месте как армия РФ.

Наливайте чаек и приготовьтесь к погружению в глубину наших глубин.Часть 1 из 12.Не знаю будет ли кому-то интересно, да и не совсем соответствует тематике данного сайта, но возможно кому-то из вас будет интересна моя личная история.

Скажем так это был не очень продолжительный период в моей жизни, но весьма насыщенный, в первую очередь тем, что до того как попасть в армию я весьма смутно и зачастую совершенно не верно представлял себе ее устройство, суть, ну и вобще что это за зверь такой.Сейчас будет немного предыстории. В 22 года я закончил универ, в планах на жизнь у меня армия не значилась совершенно, потому я решил обмануть систему поступив в аспирантуру на очную форму обучения. Как уже ясно стать кандидатом наук мне не удалось.

Помешала полная неопределенность в области научных интересов и как следствие отсутствие диссертации к моменту защиты.

Получил просто бумагу о том, что там числился и все. Это не говорит, что я совершенно ни чем не был занят, просто не получилось совместить работу и учебу.

Аспирантура это даже не учеба, а весьма специфичная такая штука, где ты в общем то должен по идее преподавать, вести семинары, набирать материал, писать статьи в ВАКовские издания, быть вовлеченным в жизнь ВУЗа, чем я разумеется не занимался от слова совсем.На момент моего «окончания» аспирантуры я уже имел определенный опыт работы, 2 кредита, кучу прочих обязательств и планов и даже работу в должности цельного замадиректора в одном общеобразовательном учреждении с кучей разных должностных головняков.Но. это никоим образом не помешало военкомату в один прекрасный момент прислать мне предложение явится на медкомиссию, а через месяц направить мне повестку с призывом явится в урочный час для отправки на призывной пункт. Предложение разумеется добровольное.Так как мои координаты военкомату были хорошо известны, дело происходило в небольшом поселке, да и работаю и родителей моих знают, я решил будь что будет.

Только директор моей школы пыталась что-то порешать за меня, перед окружным военкомом, но система была непреклонна и родные края мне все-таки пришлось покинуть в ноябре 2013 года.На призывной пункт нас районный военком в составе человек 6 наверное.

Моими незадачливыми товарищами являлись в основном вчерашние школьники, которым едва стукнуло по 18 лет. Естественно я на их фоне выделялся.

Все-таки с кем-то у меня было и 6 и 7 лет разницы на тот момент.Впрочем, впоследствии это было не очень то заметно.

Армия всех уравнивает даже уже тогда, когда ты еще не в армии.Перед тем как убыть на призывной пункт, я постарался изучить что меня ждет. Принял решение не ехать в хорошей одежде, купил дешевый кнопочный телефон для связи с родными, взял свою банковскую карту, немного еды на дорогу, ну и мыльно-рыльное. Честно говоря, практически до самого последнего момента у меня была надежда, что меня то эта напасть обойдет стороной.

В первую очередь потому, что слишком уж неясным представлялось провести год не платя кредиты. На призывном пункте все призывники в обязательном порядке проходят еще одну медкомиссию.

Я уповал на свое плохое зрение (- 3,5 диоптрия на оба глаза — зоркий как крот) Что окажусь негодным для службы и меня пронесет и на этот раз.

Но не фартануло.На призывном пункте я был четыре дня.

Думаю, что имеет смысл описать это местечко поподробнее.

В общем то это ни что иное как воинская часть, с казармами, штабом, клубом, столовой и зарядкой по утрам (правда на территории казармы) и даже чепком. Персонал там составляли в основном контрабасы.

Есть и офицерский состав, для работы с личным составом.Единственное отличие от настоящей армии в том, что находясь там ты еще гражданский человек, но живешь ты уже по воинскому уставу. Также, как и в армии есть распорядок дня.

Подъем, зарядка, умывание, заправка кровати, завтрак, потом занятия до обеда (которые заменяло прохождение медкомиссии либо просто сидение в казарме), обед, хождение вокруг казармы (типа занятия по строевой подготовке), ужин и отбой.Кто-то там проводит всего 2-3 дня перед тем как убыть в расположение своей части, а кто-то чалится там по месяцу. Тут уж как повезет. Надо понимать, что находясь там, покинуть это место самовольно уже нельзя. Территория огорожена забором, всего 1 КПП (контрольно-пропускной пункт) для входа-выхода.

Вобщем армия как она есть.По прибытию в это преддверие ада (как мне тогда казалось) нас досмотрели на КПП.

Изъяли весь запрет (колюще-режущие предметы, многоразовые бритвенные станки, кое какие личные вещи тоже попадают под запрет, всю портящуюся еду, сигареты). Изымают разумеется скорее всего для личного пользования.

Так как я не курил, мне было проще чем многим.

Впрочем, на территории призывного пункта был ларек где можно было все это купить, как и водиться сильно задорого.Народ на призывном пункте предельно разнообразный как по возрастному составу, так и по национальному.

Так я убедился в реальной многонациональности нашей необъятной Родины на примере своего призывного пункта. Очень, очень дохрена выходцев из солнечных кавказских и среднеазиатских республик. Причем выглядели они в 18 лет так, примерно также, как и я в свои 25.

Как не странно, все говорили по-русски. Гыр-гыр я не слышал, ну или может и было такое, но не запомнилось. Отличались также товарищи призывники и образовательным уровнем.

Много было, как и вчерашней школоты, так и тех, кто уже чего то там позаканчивал. До того, как туда приехать, я считал себя самым неудачником из всех присутствующих, однако уже находясь там пришло осознание того, что я не один такой.

Радостно.Народ подвозили туда ежедневно, в этом я убедился на второй день пребывания в этом дивном месте. Которое скорее по уровню организации и колориту собранных в одном месте парней больше напоминало лагерь беженцев.

Тогда же я познакомился и с Владом, парнишка 23 лет от роду, тоже после ВУЗа, так же, как и я очкарик, не понимающий, чего тут собственно происходит и чего от нас всех хотят. Видимо это выступило своеобразным триггером для него. Типа – вот, это свой чувак. С этого времени я перестал ощущать себя подобно кошке, запертой в клетке с особо активными приматами.

Теперь мы оба были кошками.Медкомиссия проходила в этот же день, причем по какой-то причине прогнать по врачам решили всех за один день. Картина такая – толпа молодых парней в одних только трусах и тапочках вдоль коридора больницы. Коридор представлял собой длинную кишку, устеленную красным ковровой дорожкой на которой топились голые бритые парни.

И это весь день. Запах соответствующий был, надо сказать.По итогу ВВК (военно-врачебная комиссия) решила, что я здоров как Джон Рембо и могу хоть сейчас бежать маршбросок и крушить супостатов сотнями. На третий день на территории призывного пункта материализовались люди с погонами, которых раньше не было там, а на плацу перед казармой показались новые сержанты.

Приглядывали за нами, пытались общаться и командовать. Это говорило о том, что приехали «покупатели» из разных частей и периодически стали попадать в поле зрения еще ничего непонимающих призывников, своим появлением вызывая среди них определенную тревогу. Человеку тяжело менять привычный уклад жизни, а тут – все новое и постоянный стресс от неизвестности.

И ты понимаешь, что скоро все изменится еще круче. От этого начинаешь жестко тупить.Я уже не помню, как проходила встреча с покупателем.

Вроде как человек по 15 нас приглашали в кабинет, какое-то подобие школьного класса представлявший. Там офицер сидя за столом вызывал каждого по одному ну и каждый должен был что-то рассказать о себе – где родился, учился, кто по жизни, дружишь ли со спортом, чего умеешь и прочая, прочая.

Параллельно старший лейтенант сухо презентовал часть откуда прибыл.

Его слова ни о чем не говорили мне лично, но я помню, что произвел он впечатление человека адекватного. Вроде б как меня туда взяли и без моего согласия, но и без какого-либо сопротивления. Было типа так: Старший лейтенант: — будешь служить у нас, у нас часть хорошая.

Я:- А, ну ок.Как было получено согласие, после обеда меня и еще несколько человек повели на какой-то склад получать вещмешки и форму.

Параллельно с этим мы сдали нашу гражданскую одежду, окончательно перестав быть свободными людьми, неотвратимо превращаясь в сынов отечества.

Свою одежду и обувь пакуешь в пакет и пишешь адрес куда ее по идее должны передать.

Ну и все. По факту, как я понимаю, ни куда ничего не передает, а скорее всего либо выбрасывают, либо как-то пилят между собой этот хабар контрабасы, работающие на призывном пункте. По крайней мере мои родители ничего от меня не получили.

Единственное что было мне жалко, так это свою зимнюю обувь.Когда получаешь форму есть небольшая вероятность того, что тебе даже подойдет то, что тебе дадут.

Мне вроде бы даже подошло. Как правило в армии всего два основных размера: слишком маленький и слишком большой конкретно на тебя.

Так что обычно солдаты себе форму ушивают, о чем стало известно несколько позже.Это был четвертый день. На следующее утро, я и еще пара десятков моих товарищей, включая Влада, получив коробки с ИРП (индивидуальный рацион питания, в народе – сухпай) соблюдая некое подобие строя сели в автобус до ж/д вокзала.Шел ноябрь, предстояла долгая дорога до Питера.Продолжение следует.

Показать полностью Эмоции 19024 Это произошло давно, когда я служил в армии и дослужился до сержанта. Дело было в сентябре. Я и несколько солдат направлялись в часть. И тут я скомандовал:- Стоять.

Смирно. На-ле-во. За лопатами. Бегом. Отставить. Бегом… Марш.Ребята побежали за лопатами.

Когда все построились, я отдал приказ рыть траншею прямо у штаба, начиная от флагштока. А про себя подумал: «Воистину копаем от штаба и до обеда».Ребята кинулись копать.

Но я их пыл поумерил: сказал, что не надо так быстро работать. А сам поглядывал, как старшина и командир роты суетятся и отлавливают «свободные отделения».

Я прекрасно понял, что в наш военный городок приехала картошка. Вагоны картошки. И, соответственно, теперь ищут тех, кто будет вручную их разгружать. А это несколько вагонов россыпью, картошку надо расфасовать в мешки, мешки загрузить в машину.

Я как-то не очень хотел, чтобы мое отделение во главе со мной отправили на такие работы.Когда увидел, что командиры нашли несколько отделений и задача решена, скомандовал:- Зарываем траншею! Лопаты на место. Построение в роте.Все построились.- Равняйсь!

Смирно! Считаете меня идиотом?И объяснил, что если бы мы сейчас попались, нас бы отправили разгружать картошку на три дня, трое суток бы бесплатно работали. А так мы 20 минут покопали, зато ни на какую картошку не поехали.

До всех дошло.А почему рыл именно у штаба? Да потому что никому в голову бы не пришло спросить, что мы тут делаем.

Вот если бы мы где-нибудь на задворках военного городка копали, могли поинтересоваться, что происходит. А у штаба – такая наглость никому и в голову не пришла.