По попе ремнем рассказы



По попе ремнем рассказы

Сборник рассказов о порке (22 стр.)


Порка закончилась, и меня плачущую, со спущенными штанами, держащуюся за попу обеими руками, повели в ванную комнату. Няня велела мне лечь на живот на кушетку, я легла, думала, что она сделает мне холодный компресс, думала, что она меня пожалеет, но не тут-то было.Она стянула с меня болтающиеся джинсы и трусы и заставила встать на четвереньки, я взмолилась и взвыла одновременно! Думала, что меня снова будут пороть.Но, как оказалось, мне решили «промыть мозги»! Мне стало еще страшнее! Я не могу передать словами свой ужас от неизвестности и боязни боли!

В тот же момент в дырочку между половинками моей истерзанной попы вонзилась и плавно проскользнула внутрь короткая толстая палочка, я закричала, больше от страха, чем от боли, а мама с няней засмеялись.

В меня потекла теплая вода, я почти не чувствовала её, только распирало в попе и внизу живота, а я плакала от стыда и обиды. Через некоторое время страшно захотелось в туалет. Но мне не разрешали вставать, а в попе все еще торчала эта противная палочка, а няня придерживала её рукой.

Наконец мать разрешила мне встать и сходить в туалет.Это наказание я помнила очень долго.Я всегда во-время делала уроки, все вызубривала, выучивала. Часами сидела за уроками. Я всегда была в напряжении и страхе.

Повторения наказания я не хотела.

Так прошло три года. Начальную школу я закончила блестящей отличницей с отличным поведением.

Мама была счастлива!Вот я и в пятом классе. Новые учителя, новые предметы. Первая двойка по английскому языку…Дома я все честно рассказала маме, и была готова к наказанию.

Но в тот вечер наказывать меня она не стала. Я думала, что она изменила свою тактику моего воспитания.

Сама я стала очень стараться и скоро получила по английскому четверку и две пятерки!Неожиданно в нашем доме начался ремонт, как оказалось, в комнате, о существовании которой я не подозревала.

Она располагалась под лестницей и дверь её была обита таким же материалом, как и стены, поэтому была не заметной. Через неделю ремонт закончился. Привезли какую-то странную кровать: узкую, выпуклую, с какими-то прорезями и широкими кожаными манжетами.

Тогда я думала, что это спортивный тренажер – мама всегда заботилась о своей фигуре.Еще дня через три меня угораздило получить тройку по математике и знакомство с «комнатой под лестницей» состоялось!Вечером, после того, как мать поужинала и отдохнула, она позвала меня в новую комнату. Комната была красивой, но мрачной. В середине комнаты стояла странная кровать.

Мама объяснила мне, что теперь эта комната будет служить для моего воспитания, то есть наказания. Что кровать эта – для меня. На неё я буду ложиться, руки и ноги будут фиксироваться кожаными манжетами так, что я не смогу двигаться, а попа будет расположена выше остальных частей тела.

В общем – очень удобная конструкция, да еще и предусмотрено то, что я буду расти. Вот какую вещь купила моя мама!

Она определенно гордилась этим приобретением, как выяснилось, сделанным на заказ! Потом она показала мне деревянный стенд. На нем был целый арсенал орудий наказания!

Черный узенький ремешок, рыжий плетеный ремень, солдатский ремень, коричневый ремень с металлическими клепками, красный широкий лакированный ремень с пряжкой в виде льва, желтый толстый плетеный ремень, тоненькие полоски кожи собранные на одном конце в ручку (как я потом узнала – плетка), ремень из грубой толстой ткани защитного цвета.Потом мы пошли в ванную комнату.

Здесь мама показала прозрачное красивое корытце, в котором мокли вишневые прутья из нашего сада – это розги, сказала она.Затем я увидела кушетку и шкаф возле нее.

Шкафчик был стеклянным и то, что я в нем увидела, страшно напугало меня – там на всех полках лежали огромные шприцы! Они были разными: полностью металлические, стеклянные, стеклянные с металлом, у всех у них были огромные наконечники, у некоторых ровные, у некоторых изогнутые. Я просто онемела и оцепенела от страха.
Я просто онемела и оцепенела от страха. Господи! Что меня ждет? Внизу в шкафчике лежали разных размеров и цветов наконечники и шланги «для промывания мозгов».Затем мама вручила мне красивую папку и велела ознакомиться с её содержимым.

Я стала читать:»4″ – 20 ударов ремнем на твой выбор»3″ – 50 ударов черным узеньким ремешком»2″ – 70 ударов желтым толстым плетеным ремнем»1″ – 70 ударов коричневым ремнем с металлическими клепками»замечание по поведению» – 30 ударов ремнем защитного цвета, «промывание мозгов» из шприца»замечание по учебе» – 20 ударов розгами, «промывание мозгов» из шприца»сопротивление наказанию» – двойная порция наказания, большая клизма»ложь» -60 ударов черным узеньким ремешком, большая клизма, 100 ударов розгамиКонтрольные работы и тематические оценивания:»4″ – 60 ударов розгами»3″ – 100 ударов розгами»2″ – 100 ударов розгами»1″ – 100 ударов розгамиОценки за семестр»4″ – 60 ударов розгами, за каждую»3″ – 100 ударов розгами, за каждую»2″ – 100 ударов розгами, за каждую»1″ – 100 ударов розгами, за каждуюЯ поняла, что выбора у меня нет – я должна быть круглой отличницей с идеальным поведением! И твердо решила, что буду очень стараться, что комнату эту, мама сделала для моего устрашения!

И я ни в коем случае не буду частой посетительницей этой ужасной комнаты, а может, и вообще не буду! Наивная! Как я заблуждалась! В последующие годы, я испытала на себе все «орудия наказания». Конечно, это было не часто, но все, имеющиеся на стенде ремни и плётка «погуляли» по моей попе.

Несколько раз были розги. Должна сказать, что порка любым ремнем – больно, но гораздо милосерднее, чем порка розгой.

Розги – это страшно больно!»Промывание мозгов» из шприца – страшно, унизительно! Но не больно!В тот день я, естественно, была наказана за все свои «прегрешения».

Мне было очень страшно, я хотела по-сопротивляться, и по уговаривать мать, но я испугалась

«двойной порции наказания и большой клизмы.Итак, мать напомнила мне о моих «

успехах»: 2 по английскому, 4 по английскому, 3 по математике.

Если посчитать в сумме, то получалось, что я должна получить:20 ударов ремнем на свой выбор50 ударов черным узеньким ремешком70 ударов желтым толстым плетеным ремнем, всего получается 140 ударов!

Я была просто ошеломлена! Как я это выдержу! Неужели моя мама сможет так поступить со мной?!Из оцепенения меня вывел голос матери.

Она сказала, что я должна пройти в комнату и лечь на скамью наказаний.Я молча повиновалась.

К этому времени, я уже много слышала от подруг по школе о системах наказаний в их семьях. Пороли почти всех! Ведь наша школа очень престижная, обучение в ней стоит дорого, и все родители бизнесмены, времени на уговоры детей «учится хорошо» нет. Некоторые девочки даже показывали страшные кровоподтеки!

Многих пороли даже няни! Но такой комнаты для наказаний, наверняка, не было ни у кого! Я легла на эту ужасную кровать.

Мать велела мне вытянуть руки вперед и закрепила каждую кожаным манжетом. Потом она закрепила мне ноги под коленями и внизу.

Затем подняла мою юбку, стянула трусы, спустила их до колен и пошла за ремнем.Я чувствовала себя ужасно!

Я была настолько беззащитной и не подвижной! Попа моя торчала кверху так, что даже половинки нельзя было сжать (девочки говорили, что если сжимать ягодицы во время порки, то не так больно).Мать спросила меня о выборе ремня за «4». Я сказала, что мне все равно.

Она выбрала красный широкий лакированный ремень с пряжкой в виде льва. Пощелкала им. Я оцепенела от страха, сердце мое учащенно забилось, я напряглась в ожидании страшной боли, и тихонько заскулила. Ну-ну, рано еще – сказала мать.

Потом подошла ко мне, намазала чем-то попу (как потом оказалось – кремом для тела, чтоб не было синяков) и взмахнула красным ремнем, который тут же опустился на мою попу. Шлёп, шлёп, шлёп – сыпались удары. Несмотря на громкий звук, появляющийся при ударе ремня по моей голой попе, было не больно!

Я воспряла духом и мужественно выдержала 20 ударов! Даже ни разу не ойкнула.Мама присела передохнуть.

Потом встала, взяла черный узенький ремешок. Пощелкала им над моей попой, но мне уже не было так страшно.

Думала, раз ремень узкий, то вообще не будет больно. Но я заблуждалась! Мать взмахнула черным ремнем.

Хлоп! Он опустился на мою попу с меньшим шумом, чем красный, но больно «обжег».

Хлоп, хлоп, хлоп. Больно! Больно!

Мамочка! А-а-а! Ой! Уй! О-о-й!

Больно! Больно! Я кричу. Внезапно удары прекратились.

25 – сказала мама. Сейчас передохну, и пойдем дальше.

А я заскулила и стала умолять её простить меня и прекратить наказание! Но она и не думала прощать меня, и сказала, что я получу все, причитающееся мне, сполна!

И снова взялась за ремень! Хлоп! Хлоп! Хлоп! Больно! Очень больно! Я уже не кричу, а взвизгиваю.

Ну наконец-то всё! Никогда в жизни не получу больше «3»! Моей попе о-о-чень больно! Я плачу.

Через час мама вернулась.

Я со страхом увидел у нее в руках целую охапку ивовых прутьев.

Я понял, что она ходила в парк рядом с нашим домом, чтобы заготовить новые розги.

Но так много прутьев сразу никогда раньше весной не готовили.

Мне стало страшно. Мама довольным голосом произнесла: “Видал, сколько я приготовила для твоей задницы…” Она унесла прутья в ванну, и услышал, как она готовит розги: моет их от пыли и бросает в воду, чтобы отмокали для гибкости. Розги мама держала прямо в ванной.

Их вынимали только на время купания, а потом клали снова в воду. Я размышлял, что мне готовят, когда мама вошла в комнату с 3 пучками розог и веревкой. Я дрожащим голосом спросил: “Маам, а за что ты меня будешь пороть?

За школу ты ведь уже высекла.” Мама насмешливо сказала: “Не до конца. Высекла за прогул. А теперь – за обман. Получишь еще 50 розог.” Я попробовал попросить отложить порку на следующий день, но ничего не получилось.

Мама взяла меня за ухо и подняла с колен словами: “Вставай, мерзавец, сейчас получишь все сполна.” Я встал с колен, морщась от боли в ухе и лег на кровать. Под лобок мне положили свернутый плед, чтобы поднять попу.

Я вытянул руки к голове, а мама связала их веревкой.

Потом провела рукой по моим ягодицам и насмешливо сказала: “Конечно, твоей заднице надо бы дать отдых, но ты меня жутко разозлил своим проступком. И не вздумай кричать или просить остановить порку, иначе отлуплю пряжкой ремня…” Потом мама взяла первый пучок розог и со словами “пусто в голове, добавлю на попе” ударила меня розгами.

Она сильно секла. Удары ложились на уже вспухшую попу и ляжки, поэтому причиняли резкую боль.

Я сумел сдерживать крик только первые 20 ударов, а потом стал протяжно ойкать и стонать. Мама приостановила порку и дала мне по губам со словами “замолчи, негодяй, терпи заслуженное”. Но я не мог сдерживать крики.

Мне казалось, что на попе уже выступила кров, так было сольно. Я стал вскрикивать “не буудуу боольшее, ообеещааюю…”, “проостиии” “оойй, боольноо” и т.п. Самому стыдно об этом вспоминать. После розог мама снова за ухо подняла меня с кровати, надавала рукой по губам. Затем повела к журнальному столику, на котором лежал ремень.
Затем повела к журнальному столику, на котором лежал ремень. Мама взяла его в правую руку, положила меня поперек своих коленей, а я потом почувствовал сильный удар по правой ягодице.

Мне уже была знакома пряжка, потому я не сомневался, что бьют ею. 10 ударов по правой, 10 – по левой.

Потом меня отпустили. Со слезами на глазах я просил меня простить, целовал мамины руки, розги, пряжку и обещал исправиться.

Мама, довольная тем, что так серьезно меня наказала, произнесла: “Будешь теперь знать, как прогуливать и обманывать. Но на этом твое наказание не окончено. Сегодня я тебя уже пороть не буду и завтра тоже.

А с понедельника и по субботу” утром и вечером буду всыпать для профилактики по 20 розог, чтобы не расслаблялся. Справлять пропуски только на “пятерку”. За “четверку” высеку, а за “тройку” высеку в классе.

Так и знай.” Потом мне приказали встать в середину комнаты на колени. Я простоял так час. До самого сна мне не разрешили одеть трусы. Но я даже был этому рад. Ведь попа разрывалась от боли.

Всю неделю я спал на животе. Кроме физики мне удалось все стать на пятерки. Физик поставил четверку. Потому в пятницу я получил еще 40 розог и мама пригрозила, что в субботу все-таки выпорет меня перед классом. Но увидев мое отчаяние, сказала: “Ладно, если завтра классная поставит тебе “хорошо” по поведению, накажу только дома, но накажу.” В субботу классная со словами “не хочется показывать голую попу девочкам?” поставила мне “хорошо”.

Дома меня ждали еще 30 розог.

Но я уже выдержал их молча. На этом наказание закончилось. До самих летних каникул я вел себя примерно из кончин тот учебный год на “отлично”.

Рассказывал так подробно, чтобы было ясно, как полезны порка и даже стыд для мальчишек.

А если это порка от маминой руки и в присутствии учительницы, то стыд и польза от розог ничуть не меньше отцовского наказания. Ирэна Исааковна На днях мне пришлось стать свидетелем весьма интересной и захватывающей сцены.

Речь идет об одной весьма достойной и солидной даме. Это интеллигентная женщина сорока восьми лет, звать ее Ирэна Исааковна.

Она значительно старше меня по возрасту, очень умна и начитана. Знакомы мы очень давно и отношения у нас самые дружеские. В конце ноября мы вместе сидели у нее в кабинете и пили чай.

Зашел разговор о воспитании детей и мы коснулись темы телесных наказаний.

Я сказал, что порку в воспитании детей не приемлю. Она ответила, что в этом плане полностью разделяет мое мнение. В ее понятии порка ребенка отвратительна. Но вот взрослым, по ее мнению, периодическая порка не помешает, причем сечь следует не ремнем, а розгами – это куда эффективней. Я попросил ее обосновать это заявление, которое меня тогда весьма шокировало.
Я попросил ее обосновать это заявление, которое меня тогда весьма шокировало.

Ирэна Исааковна ответила, что взрослые грешат значительно чаще и, в отличии от детей, вполне сознательно. Осознание предстоящей порки очень многих людей удержало бы от дурных поступков, стало бы значительно меньше грубости, хамства оскорблений, супружеских измен и так далее. Я подумал и ответил, что в принципе не нахожу возражений против ее аргументов, но, тем не менее, многие из современников не согласились бы с этим.

Она ответила, что в дореволюционной России телесные наказания практиковались сплошь и рядом.

Розги свистели в учебных заведениях, в полицейских участках, в домах весьма уважаемых людей, и так далее, действовала порка весьма эффективно и никто не находил это наказание.недостойным. К нему тогда относились, как сейчас к кратковременной отсидке или административному штрафу. Советская власть от подобных наказаний наотрез отказалась, посчитав, что это унижает человеческое достоинство.

Это была ошибка. Телесные наказания много десятилетий не практикуются. Именно в этом причина того, что наше современное общество их не приемлет. В странах Европы, по словам Ирэны Исааковны, до сих пор применяется порка в некоторых частных учебных заведениях.

В исламских же странах провинившихся порют на площадях прилюдно. И никто не считает это неправильным. Эффект же от подобных наказаний несоизмеримо больше, чем от всех наших штрафов и прочих так называемых административных мер.

свою речь Ирэна Исааковна закончила тем, что современному правительству России просто необходимо ввести телесные наказания в стране.

Жаль, что правительство этого не понимает.

Розги решили бы многие проблемы. Минут пять я, ошарашенный подобным выступлением, думал над этой страстной речью солидной сорокавосьмилетней дамы в защиту телесных наказаний, потом спросил, а считает ли Ирэна Исааковна себя полностью безгрешной. Она ответила, что безгрешных людей не бывает, даже самые порядочные люди частенько грешат.

Тогда я спросил, а как бы она отнеслась к тому, если бы ее секли за проступки розгами. Ирэна Исааковна улыбнулась и ответила: – Хороший вопрос. Раз я уж сама завела этот разговор и прочитала на данную тему целую лекцию, то придется открыть тебе небольшую тайну.

Она спросила, знаю ли я ее подругу Ларису Михайловну. Конечно же я ее знал. Далее я услышал очень удивительную и весьма пикантную историю. Лариса Михайловна полностью разделяет взгляды Ирэны.

Они уже больше года, как один раз в месяц, в последнюю субботу прошедшего или в первую субботу последующего месяца, встречаются вдвоем в пустующей квартире и производят телесные наказания друг дружки за накопившиеся за месяц пpоступки.

Причем они внесли в это элемент игры. Сначала женщины усаживаются играть в карты, в «дурачка». Та из них, которая осталась дважды, а играют они не более трех раз, становиться перед выигравшей по стойке «смирно» и перечисляет перед ней свои прегрешения.

Выигравшая слушает ее сидя, после чего решает, в зависимости от количества прегрешений, сколько розог ей дать.

Обычно назначается от 30 до 8О розог, но не больше сотни.

После чего проигравшая с задранным подолом ложится на живот, а выигравшая берет в руки розги и хорошенько сечет подругу. Я, конечно был поражен услышанным. Потом я спросил, кто же из них чаще проигрывает.

Ирэна Исааковна ответила, что в карты ей везло больше. Поэтому Ларисе Михайловне приходилось терпеть порку чаще. Однако и ей самой несколько раз приходилось ложиться под розги.

Она сказала, что это очень больно. Ощущение такое, как-будто зад кипятком шпарят. А после порки проблема сесть.

Однако эффект, по ее мнению, положительный.

Она стала меньше опаздывать на работу, меньше стервозничатъ в семье и с окружающими, одним словом, стала лучше себя вести во всех отношениях.

Истории о порке непослушных девочек ремнем.

Novikov «Тристан. Девочка и папин ремень» (перевод)

novikov (продвинутый) 2005/09/28 21:39 Девочка и папин ремень © Тристан. Вольный перевод А. Новикова «Влипла я про самые уши!

– Рита, девятилетняя девочка орудовала пылесосом. Ее папа считал, что в доме должно быть чище, чем в образцово-показательной казарме, и теперь девочка, чувствуя за собой прегрешения, старалась хотя бы домашние обязанности выполнить без замечаний.

В папином кабинете большой ковер, успеть бы вычистить его! Девочка знала, что в кабинет можно заходить только босиком, чтобы не пачкать ковер, но так уж повелось в их доме, что лишний раз сюда заходить не зотелось.

– Хватит гудеть! – услышала она строгий голос отца. – Убери пылесос и бегом сюда!

Время пошло! – И, как назло, мама в командировке!– Минуту спустя Рита уже стояла перед отцом, пунцовая от стыда. Она была даже не в состоянии глянуть мужчине в глаза. Весьма неприятная сцена должна была разыграться в кабинете, куда отец вызвал Риту, чтобы обсудить раскрашенный красными чернилами дневник.

– Хорошо же ты позанималась за эту неделю, – вздохнул папа, внимательно изучив все записи и оценки. Для четвероклассницы просто замечательный букет!

– Папа потряс дневником перед носом девочки и сделал строгое лицо. «Скорей бы нотация закончилась!» – Подумала Рита, не ожидая ничего хорошего от продолжения разговора.

– Ну, может тебя в Мак Дональдс сводить в качестве премии за такую учебу? Или в зоопарк? – Строгий папа сидел в глубоком кресле.

– А может увеличить карманные деньги на мороженое? Папа строго смотрел на девочку, старательно изучающую узор на ковре. – Ты помнишь, что обещала маме? Ты помнишь, что я обещал сделать, в случае подобных украшений в дневнике? – строго спросил мужчина. – Помню, – девочка кивнула, рассыпав белокурые волосы по плечам, и теперь девочка ощутила жгучие слезы в глазах, готовые излиться уже и на щеки.

– строго спросил мужчина. – Помню, – девочка кивнула, рассыпав белокурые волосы по плечам, и теперь девочка ощутила жгучие слезы в глазах, готовые излиться уже и на щеки.

«Выпорет! И не пожалеет!» – Она нервно покусывала губы. – Думаю, тут дело может поправить только ремень, – папа сделал долгожданный вывод, – согласна? – Согласна, – прошептала девочка, понимая, что сопротивление и споры ни к чему хорошему не приведут.

– Очень хорошо! – Улыбнулся отец. – Мама разрешила мне воспользоваться твоей скакалкой, но у кого-то в понедельник тренировка! Думаешь, я позволю ее пропустить?

Не для этого в секцию деньги плачены! – Но, папа… – Подготовься к порке, и неси ремень! Не желая далее сердить отца, девочка быстро расстегнула молнию на юбочке и дала ей упасть на ковер.

Она переступила ногами, делая шаг назад. Теперь джинсовая юбочка, мамин подарок, сиротливо лежала на заботливо вычищенном ковре. Не дожидаясь дальнейших указаний, Рита подняла ее и положила на стул, стоящий рядом с отцовским креслом.

Затем она взялась за резинку трусиков и стянула их.

Положив трусы поверх юбки, она почувствовала неприятный холод, овевающий голый зад и низ живота. «Как стыдно!» – Подумала девочка, стараясь потянуть вниз края майки.

К сожалению, она не была достаточно длинной, хоть как-то прикрыть непоказуемые местечки.

Четыре шага до шкафа показались Рите ужасно длинными.

Вот скрипнула дверца, открываясь. Старый офицерский ремень висел на крючке. Теперь в маленьком домашнем театре появился еще один актер, терпеливо дожидавшийся среди нафталиненных вещей своего выхода.

Отец, бывший прапорщик, а ныне военный пенсионер, дано не носил форму, а ремень главным образом доставался того, когда надо было поучить любимую Риточку уму-разуму.

Девочка впервые ощутила укусы папиного ремня вскоре после седьмого дня рождения.

До этого родители обходились шлепками. – Вот, Ритуля, – папа показал ребенку ремень, – отныне и в дальнейшем он будет помогать тебе в учебе и других делах.

Сам по себе ремень длинным, толстым и очень страшным на вид. Две крючка в пряжке придавали ему сходство с головой сказочной змеи, готовой прокусить нежную кожу до крови, но папа пряжкой не пользовался, считая, что «селедки», полуметрового хвоста из намотанного на руку ремня вполне достаточно. Девочка давно потеряла счет общению с папиным ремешком, в среднем раз в месяц он доставался из шкафа, но иногда он гулял по ее попке и два раза в неделю, но наказания для Риты не перестали быть менее суровыми.

Но, сильнее боли в юном теле был страх перед неизбежностью наказания и раздевании перед отцом. Несколько раз Катя, двоюродная сестра Риты, шалившая с ней на пару, оказывались над коленом Ритиного отца, позволяя девочке кА бы взглянуть на себя и на сесь воспитательный процесс со стороны. – Вы не имеете права меня бить!

– Кричала Катя, зажатая между папиными коленями. Тогда Рита видела, как извивается и кричит Катя, получая вполне заслуженную порку селедкой по голой заднице, как постепенно попа розовеет, а потом краснеет.

– Это тебе за право! – Говорил папа, орудуя селедкой. – Ай! – Девочка отчаянно мотала головой, наивно пытаясь вырваться.

Но Ритин папа держал племянницу как тисками. «Ох и больно же от ее лупит!» – Думала девочка, прислушиваясь к Катькиным воплям. Но потом настал Риткин черед получать должное, и влетело ей куда как крепче.

Теперь ей придется терпеть наказание в одиночку, и нет никого, даже мамы, чтобы прийти ей на помощь. – Вот, – девочка принесла ремень отцу и робко передала, стараясь не смотреть папе в глаза.

Без единого слова, поскольку хорошо знал теперь процедуру, она сняла через голову майку, полностью выставляя себя напоказ. Папа раздвинул колени. Стыдливо прикрыв ладошкой низ живота, девочка осторожно улеглась на колено.

Одной рукой она ухватилась за отцовскую ногу, а другой за ножку стула, носом почти касаясь ковра.

Она чувствовала, как колени отца сомкнулись, отрезая путь к побегу и сопротивлению. – Ну-с, юная дели, начнем! – Мужчина затем мягко потер и потискал маленькую попку, чтобы обеспечить прилив крови к нервным окончаниям, и для того, чтобы усилить боль и мучительные переживания от предстоящей порки.

– Сейчас твоя попа получит то, что заслуживает! – Он наслаждался мягкостью юной плоти.

От каждого прикосновения тело дочки мелко вздрагивало. «Подумать только, – думал папа, сжимая правую ягодичку девочки, – всего-то девять лет, а уже начинает превращаться развивалась в здоровую, мускулистого девушку.

Так что глубокий массаж ей не повредит!» Мужчина придавил спину Риты рукой, затем поднял ремень и осторожно положил на кончик селедки на попку. Он ощущал, как дочка шевелится в ожидании и ждет неминуемого наказания. Кожа спины и плеч стала покрываться мелкими пупырышками: явный признак того, что Рита боится.

– Ты ничего не хочешь сказать? – Спросил папа. – Прости! – успела произнести Рита и крепко зажмурилась. Папа поднял вверх ремень и с треском опустил на голый зад, непроизвольно сжавшийся в предвкушении наказания.

– А-аа! – Девочка открыла рот от боли, и тело вздрогнуло, но папа держал ее крепко. – Будешь знать, как надо делать уроки!

– Папа не торопился продолжать порку.

Душа девочки провалилась в пятки, и наверняка покинула бы ее тело, если бы не белые носочки, единственная одежда, которую папа позволял оставить.

Они как сетью поймали дрожащую Ритину душу. – Это только начало! – Улыбнулся папа, снова поднимая ремень.

Но попке к этому моменту вздулась первая красная полоса. – Папа! – Девочка тихо вскрикнула, тело непроизвольно дернулось вновь, но мужчина не выказал никакого милосердия. – Что заслужила, то и получила! – Медленно, методично и очень сильно, мужчина хлестал обнаженный зад. Односложные слова сменились непрерывным воем и всхлипыванием.
Односложные слова сменились непрерывным воем и всхлипыванием.

«А вот и ушки покраснели! – Папа увидел, что уши ребенка стали ярко-красными. – верный признак того, что и слезы текут обильно!» Риту одолевали неуклонно усиливающиеся волны боли, возникающие в заду по мере того, как ремень делал свою работу. Ей показалось, что попа стала большой как воздушный шарик.

Еще несколько ударов и он лопнет!

Рита на минутку приоткрыла плотно зажмуренные глаза, и поняла, что слезы сбегают вниз по носу и капают на ковер. – Мама! – Детское тело не могло болью и позором. Она из последних сил держалась за отцовскую щиколотку и ножку стула.

Выпустить их означало обречь себя на новые муки: папа запросто мог начать порку сначала.

«Еще немного и я не выдержу!» – Внезапно порка остановилась.

– Успела подумать девочка между ударами, и вдруг все кончилось. – Можешь встать, – папа тяжело дышал, – отойди и встань лицом в угол!

У тебя есть минутная передышка! Девочка вскочила с отцовского колена, схватилась обеими руками за пылающий зад, и пошла в угол, не смея обернуться. Все предметы в доме стали расплывчатыми, но она и не старалась осушить свои глаза, понимая, что трата времени на утирание было бы лишь ущербом драгоценной попке.

Папа пересел за письменный стол, и полез рукам в брюки, не сводя глаз с наказанной девочки. Его дыхание никак не могло прийти в норму. «Слава Богу, попа не лопнула, только болит сильно!

– Подумала девочка, потирая руками ягодицы, – неужели снова придется возвращаться снова на отцовское колено?» Этим непроизвольным движением она отчаянно пытался хоть немного убрать боль из своего пульсирующего зада.

Отец, сидя за столом так, чтобы девочка, даже обернувшись, не могла увидеть его ниже пояса, наблюдал за часами на стене. – Хватит! Время перекура вышло! – Из голоса отца исчезла злоба.

– Ко мне! Снова длинный путь от угла к папиному креслу и снова Рита наклонилась над отцовским коленом, приняв ту же позу. «Какой-то странный запах появился в кабинете!» – Успела подумать девочка. – Первый сеанс был за плохие оценки, – папа погладил горящие половинки, оценивая их температуру, – теперь накажу за поведение!

Папа одним движением намотал ремень на руку. – Значит, стрелялась жеваной бумагой из шариковой ручки? – Секунда и ремень вновь обрушился на ярко-красный зад девочки.

– Это тебе за ручку, это за бумагу, а это за испорченный стенд! В течение порки она временами надеялась, что задница попросту онемеет и она не почувствует оставшуюся часть порки, но, после перерыва, боль стала только сильнее. Папа, учитывал свой педагогический опыт, и воспоминания из своего далекого детства знал, как сделать наказание максимально эффективным.

Теперь отец хлестал зад даже сильнее, и она не могла удержаться от воя при каждом ударе. Наконец, порка закончилось. – Можешь встать и идти в свою комнату!

Девочка схватила одежду со стула и пошла в свою комнату.

Сил одеться, просто не было. «Славно выдрал! – Думал папа, прислушиваясь к жалобным всхлипываниям из соседней комнаты.

– Думаю, порка ей только на пользу!» Но вдруг в его черством военном сердце проснулось что-то человеческое.

Он встал, пошел в ванну, намочил полотенце холодной водой, и пошел в комнату к дочке.

Девочка лежала на кушетке, животом вниз и горько плакала. – Ты же понимаешь, Риточка, я должен был это сделать!

– Папа положил полотенце на малиновые ягодицы. – Сейчас все пройдет! Рита почувствовала, как боль от холода действительно уходит, а мужская ладонь нежно гладит ее по курчавым светлым волосам.

Впрочем, трусики она смогла надеть только на следующий день.

Фингарет (пользователь) 2005/09/28 23:08 Re: Девочка и папин ремень. [re: novikov] а что делал папа когда сидел за столом?

Почему руки у него были в штанах? Pathfinder (доброволец) 2005/09/28 23:24 Re: Девочка и папин ремень. [re: Фингарет] «Излишества ещё всякие бывают нехорошие…» © Весёлый зануда.

novikov (продвинутый) 2005/09/29 00:19 Re: Девочка и папин ремень. [re: Фингарет] А здесь не «Стульчик», чтобы в подробностях описывать то, ради чего мужчина прячет руки в штаны, причем так, чтобы девочка, даже обернувшись не могла понять в мем дело. Кстати, посторонний запах она учуяла.

А жена у мужа в командировке… Слабо догадаться? Боюсь, что если расскажу о процессе в подробностях модераторы уволят с форума, причем навсегда. С уважением А. Новиков aytor (продвинутый) 2005/09/29 06:47 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] Нормальный рассказ, на хорошем уровне.

А на мелкие уколы не реагируйте. Почему-то превратилось в дурную традицию, как Новиков — так надо распекать, придираться. Pathfinder (доброволец) 2005/09/29 06:56 Re: Девочка и папин ремень.

[re: aytor] Ну, традиция

«как Новиков — так или инцест, или педофилия, или два-в-одном»

, тоже вряд ли очень уж хороша.

Весёлый зануда. novikov (продвинутый) 2005/09/29 07:29 Re: Девочка и папин ремень. [re: Pathfinder] А при чем тут инцест и подофилия? Строгий папа в сексуальном плане девочку не трогал.

То, чем он занимался под столом, гнусно, но законом не преследуется. Мало того, его даже мучила совесть. В «Американсеом флаге» http://www.kprn.net/club/libr/html/memb/alisav_01.php все куда как круче.

Ива (бывалый) 2005/09/29 08:21 Re: Девочка и папин ремень. [re: aytor] >Нормальный рассказ, на хорошем уровне. Н-да… воистину, «в каждой губернии свои…» (с) гм… уровни.

>Почему-то превратилось в дурную традицию, как Новиков — так надо распекать, придираться. А на это уже сам г. Новиков выше абсолютно справедливо ответил, что : «здесь не «Стульчик». Edited by Ива on 2005/09/29 08:26.

Шаманка (доброволец) 2005/09/29 10:17 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] Рассказ между прочим и правда хорош. А содержание может кому-то не нравится, но вы же не картинка, чтобы всем нравиться. Мне понравилось. Спасибо. Шаманка.

Edited by Шаманка on 2005/09/29 10:18.

Игорь (теоретик) 2005/09/29 18:06 Re: Девочка и папин ремень. [re: Шаманка] Мне обычно публикации Новикова нравятся, но это случай не тот

В первую очередь языковые шероховатости, как будто перевод сделан машиной. Во-вторых излишне сексуализировано.

IMHO. — Ноmо hоmini «Luрus» еst Fedya (стихийное бедствие) 2005/09/29 18:25 Re: Девочка и папин ремень. [re: novikov] >То, чем он занимался под столом, гнусно, но законом не преследуется.

Хм, смотря каким законом. В США и большинстве стран Европы маструбация в присутствии несовершеннолетних является уголовным преступлением с формулировкой «развратные действия» или даже посильнее. Впрочем мы не у прокурора: ведь и порка ребенка по голой попе в большинстве стран запрещена законом.

Однако получение сексуального удовольствия при посредстве ребенка — несомненно педофилия.

Чего, как мы знаем, на данном форуме публика не любит. И я в том числе: педофильские сцены меня не радуют. Другое дело — описание родительских чуств при наказании ребенка.

Такие рассказы здесь большинство читало с удовольствием. Потому что Федя так сказал. SergeyАдминистратор (координатор) 2005/09/29 22:58 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] Г-н Новиков! Следующий свой рассказ назовите «Папа и девочкин ремень», а мы с удовольствием почитаем.

Этот образчик «папапедофилии» пока не удаляю, оставлю на суд посетителей форума. Максим (Наглый Свин) 2005/09/30 15:26 Re: Девочка и папин ремень.

[re: Игорь] «как будто перевод сделан машиной» Это здесь-то??? Без машинного перевода, естественно, не обошлось (а почему бы и нет?), но литобработка IMHO, вполне. Максим Максим (Наглый Свин) 2005/09/30 15:27 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] «То, чем он занимался под столом, гнусно» Почему?

Физиология-с… Тихо сам с собою… Если б с дочкой — тогда конечно… Максим Максим (Наглый Свин) 2005/09/30 15:30 Re: Девочка и папин ремень.

[re: Fedya] «маструбация в присутствии несовершеннолетних» А где же здесь присутствие?

Если

«девочка, даже обернувшись, не могла увидеть его ниже пояса»

Максим novikov (продвинутый) 2005/09/30 16:20 Re: Девочка и папин ремень. [re: Sergey] Такой рассказ у меня есть. Назывется «Смерть Ивана Яковлевича» о том, как такой вот папаша умирал от отралевления метиловым спиртом, а дочка, помня папин ремень не дала ему денег не лечение.

Вряд ли только такой рассказ придется по душе посетителям данного Форума. Ива (бывалый) 2005/09/30 16:44 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] Уф, хорошо хоть не Ивана Ильича!

Fedya (стихийное бедствие) 2005/09/30 17:38 Re: Девочка и папин ремень. [re: Максим] >А где же здесь присутствие?

Если

«девочка, даже обернувшись, не могла увидеть его ниже пояса»

Это не существенно. Существенно, что ребенок (разбирая ситуацию примем, что это живой, настоящий ребенок, а не кукла и не вымышленный образ) используется взрослым для получения сексуального удовлетворения. Так что если допустить, что в это время в окно заглянул сосед и увидел все со стороны, то папе в большинстве западных стран впаяли бы статью.

Да и во многих не-западных тоже. Папа должен заботится о ребенке и любить его, а не использовать для удовлетворения своих сексуальных нужд.

Потому что Федя так сказал. Fedora (начинающий) 2005/09/30 21:18 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] дано не носил форму Сам по себе ремень длинным, толстым и очень страшным на вид позволяя девочке кА бы взглянуть – Ну-с, юная дели, начнем!

а уже начинает превращаться развивалась в здоровую, мускулистого девушку. положил на кончик селедки на попку Пожалуйста, пользуйтесь Вордом, а не отвлекайтесь под столом.

не новичок novikov (продвинутый) 2005/09/30 21:28 Re: Девочка и папин ремень.

[re: Ива] Иван Яковлевич, как и всякий порядочный русский мастеровой, был пьяница страшный.

Тезка известного Гоголевского героя был не только по имени, но и по образу жизни, был в дурном настроении. Очень хотелось выпить, но денег за три дня до получки почти не осталось.

Никакой халтуры на работе тоже не предвиделось, и взять было неоткуда.

Друзья презирали его за привычку пить в одиночку и давно перестали давать в долг, не говоря уже о соседке, с которой на почве невозвращенных долгов были одни скандалы. Солнышко припекало, а желание выпить все росло и росло. Тут ему на глаза попался ларек, в витрине которого были выставлены знакомые чекушечки с зеленой этикеткой и лихими желтыми бескозырками, а цена оказалась самая подходящая.

– Бери, папаша, не сомневайся. Вещь качественная! – обратился к нему веселый продавец. В голову Ивана Яковлевича закралось было подозрение о качестве товара – он давно не видел водки в мелкой таре, но желание было сильнее… Так что рано вы сказали Уф!

С уважением А. Новиков Тин (новичок ) 2005/09/30 23:55 Re: Девочка и папин ремень.

[re: Fedya] >Папа должен заботится о ребенке и любить его, а не использовать для удовлетворения своих сексуальных нужд. Ага! Точно! ИМХО, здесь не Тема, а насилие и физическое и сексуальное. К тому же над ребёнком. Я белая и пушистая, просто мехом внутрь novikov (продвинутый) 2005/10/01 09:29 Re: Девочка и папин ремень.

[re: Тин] Вы попробуйте удалить три оскорбляющые Вас фразы и перечитайте рассказ. И что же? Да он НИКАКОЙ! Просто весьма посредственное описание домашнего наказания, каких на форуме много: есть куда лучше и тематичнее.

Ради этого не стоило садиться за клавиатуру и тем более отнимать время у посетителей Форума. А любовь и забота о ребенке не исключает разумной строгости, а для удовлетворения собственных нужд папа выбрал простой, надежный и уголовно не наказуемый метод.

С тем, что папа должен заботится о ребенке и любить его, а не использовать для удовлетворения своих сексуальных нужд я и не собираюсь спорить. Надеюсь, вы обратили внимание, что я не автор, а всего лишь переводчик? В оригинале также не было прямого указания на то, что папа делал под столом, да и дискуссия на форуме раскрутилась лишь после того, как я расшифровал для особо непонятливых весьма прозрачный намек.

В реальной жизни я лечил одного такого папочку, который совсместил наказание и удовлетворение. Он очень не хотел в тюрьму и ткнул себя ножом в живот при задержании.

Менты очень просили его не добивать.

Знаете, что ответили доктора? Смерть в больничной койке слишком легкое наказание для этого (цензура)… Мы его вылечили и отправили в тюрьму. Догадываетесь, что с ним сделали сокамерники?

И, я считаю, они поступили правильно. Чтоб другим извращенцам неповадно было. А. Новиков Тин (новичок ) 2005/10/01 11:09 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] Господин novikov! Я ни слова не скзала ни в Ваш адрес, ни в адрес автора.

Я высказала свои впечатления или, скорее, ощущения от _рассказа_.

Я так чувствую. Тин. Я белая и пушистая, просто мехом внутрь Edited by Тин on 2005/10/01 11:12. Максим (Наглый Свин) 2005/10/02 01:44 Re: Девочка и папин ремень. [re: Fedora] Да у любого очепятки бывают… Что ж вы все кинулись-то?

Максим Максим (Наглый Свин) 2005/10/02 01:48 Re: Девочка и папин ремень.

[re: Fedya] «в большинстве западных стран впаяли бы статью» не думаю, что это говорит в пользу оных западных стран. В каком-то из рассказов Хайнлайна упоминается, кстати, «День, Когда Вешали Адвокатов» Максим Fedya (стихийное бедствие) 2005/10/03 18:05 Re: Девочка и папин ремень. [re: Максим] Можно иметь различные мнения о современных нормах права, но если не принимаешь их, то не надо ссылаться в оправдание чего-то что это «уголовно не наказуемо» (тем более, что это и не так).

Потому что Федя так сказал. Fedya (стихийное бедствие) 2005/10/03 18:14 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] >надежный и уголовно не наказуемый метод.

С чего Вы взяли, что ненаказуемый? Просто поймать трудно. Ну так и ловкого карманщика поймать трудно. >И, я считаю, они поступили правильно.

Чтоб другим извращенцам неповадно было Я понимаю, что у каждого свое извращение и Ваше в частности в том, что Вам приятно писать о, скажем так, темных сторонах жизни. Таким образом мы с Вами можем сойтись на том, что единственная суть рассказа — в описании педофилии с «тематическим» оттенком.

Что ж, если сказать это, то и спорить не о чем. Кто-то любит подобные описания (при этом не значит, конечно, что на практике «тематический педофил»). Кто-то их на дух не переносит.

О вкусах не спорят. Потому что Федя так сказал. Игорь (теоретик) 2005/10/04 17:57 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] > Он очень не хотел в тюрьму и ткнул себя ножом в живот при задержании Вот дурак-то!

Нету в народе культуры самоубийства (( — Ноmо hоmini «Luрus» еst Игорь (теоретик) 2005/10/04 18:01 Re: Девочка и папин ремень. [re: Максим] > В каком-то из рассказов Хайнлайна упоминается, кстати, «День, Когда Вешали Адвокатов» Вот мне кажется, что в оригинале речь должна идти не об адвокатах, а о юристах вообще.

Ну не люблю я своих коллег. Отлично понимаю, что и мне самому туда же дорога.

Сам много лет насилую людей статьями многочисленных законов о банкротстве. — Ноmо hоmini «Luрus» еst novikov (продвинутый) 2005/10/05 21:07 Re: Девочка и папин ремень. [re: Игорь] Ему я не судья. На сколько я в курсе, дали горе-самоубейце всего три годы лет строго режима.

Кстати, главарю «Голубой орхидеи» в Москве отвесили всего два и даже не отобрали диплои врача педиатра, а он еще и на пленку снимал… novikov (продвинутый) 2005/10/05 21:26 Re: Девочка и папин ремень. [re: Fedya] Таким образом мы с Вами можем сойтись на том, что единственная суть рассказа — в описании педофилии с «тематическим» оттенком. Да нет этого в рассказе, как нет никаких описаний!

Были бы в оргинале — тем более убрал бы.

Буча на Форуме началась только после того, как я расшифоровал несколько строк для особо недогадливых.

Стоило мне промолчать и все! Кстати, а не никаких таких ассоциаций не вызывал у Вас В. Маяковский? … Хохоча от радости Порет подтяжками… (См.

ссылку Маяковский и Тема) Намек куда как более серьезный, чем в моем переводе. С чего папе радоваться? В «Убогом домишке » папа, угощавший голую выпоротую дочку ОГУРЦОМ почему-то никаких ассоциаций на Форуме не вызвал. По моему, уважаемый Федя, не надо искать криминала там, где его нет.

И еще, пожалуйста, не надо отждествлять меня с моими героями. Мне такой литературный «папаша» глубоко противен. Pathfinder (доброволец) 2005/10/05 22:13 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] По-моему, то, что Вам угодно называть

«расшифровкой нескольких строк для особо недогадливых»

— правильнее всё-таки обозначить немного по-другому: Вас ткнули носом в то, ЧТО ИМЕННО собеседники подразумевают под «педофилией». Вряд ли хоть один читатель не понял сразу по прочтении, что речь шла именно о мастурбации.

Весёлый зануда. novikov (продвинутый) 2005/10/05 23:05 Re: Девочка и папин ремень. [re: Pathfinder] Значит — не поняли.

Был у меня еще один переводик, его к публикации но Форуме, но теперь выставлять не буду.

Там стоят все точки над и, нет никаких недомолвок, кроме цензурных ограничений, но дело начиниется воспитанием, продолжается … кончается смертью от инсульта. Pathfinder (доброволец) 2005/10/06 00:58 Re: Девочка и папин ремень. [re: novikov] Из чего же это «значит»?

Весёлый зануда. одессит (новичок ) 2005/10/16 15:58 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] Почему ей разрешили уйти к себе, а не поставили на колени в угол, с голой попой? Так, например, поступали с одной моей одноклассницей после порки ремнем. novikov (продвинутый) 2005/10/17 11:54 Re: Девочка и папин ремень.

[re: одессит] Потому что папе очень надо было побыть одному и подумать о «тщете всего сущего». novikov (продвинутый) 2005/10/22 01:15 Re: Девочка и папин ремень. [re: Pathfinder] «Излишества ещё всякие бывают нехорошие…» Да, Веселый Зануда, бывают!

Например, вот такие Секу ее обычно в субботу вечером, когда на семейном совете она «дает отсчет «о содеянном за неделю хотя о том, что за какой-то проступок ее ждет порка, ставим ее в известность сразу же, или в крайнем случае вечером того же дня.

К тому же, безусловно, огромное воспитательное значение, может быть.

даже больше, чем сама порка, имеют переживания девочки, душевные муки, связанные ожиданием порки, и осознание того, что это произойдет неизбежно.

От сюда еще один принцип, который соблюдаться должен неукоснительно: если наказание назначено, оно ни при каких обстоятельствах не должно быть отменено. Перенесено, уменьшено, но только не отменено… Подробно http://www.s-info.ru/room/konf/message.asp?r=21059&n=1&kn=33&id_f=6738 Или вот такие: Наиболее удобная поза, когда голову наказываемой девочки зажимают между колен.

Для лучшего эффекта перед ней ставят дневник с двойками, сломанные вещи, сигареты и т.

д. Отец сам задирает юбку и спускает трусики, потом расстегивает ремень.

Это очень важный момент наказания.

Именно в это время девочка наиболее чувствует степень своей провинности и принимает порку как искупление. Удары наносятся широким, сложенным вдвое ремнем, попеременно то в одну, то в другую половинку ягодиц до полного покраснения всего зада.

Сила удара определяется степенью покраснения и вилянию зада, и крикам девочки. Полностью здесь: http://nooterra.ru/pages/wipping/wipp6.htm Уважаемые модераторы, извините, за столь длинный ответ со ссылками для уважаемого Веселого Зануды Смотри также «Правда о Кимберли в 13 лет» в разделе «Интересные ссылки» Pathfinder (доброволец) 2005/10/22 06:55 Re: Девочка и папин ремень.

[re: novikov] Занудно напоминаю, что процитированная мною кинофраза в текущей ветке является ответом на вопрос Фингарета о том, для чего папа держит руки в штанах.